Главная » Статьи » Зинаида Маркина представляет » Маркушина проза

Не повторись, проклятая война!
Мы много хлебнули соленого горя (Алексей Фатьянов)

1. Все начинается с семьи

Еще великий Лев Толстой писал, что все счастливые семьи похожи друг на друга. Юная Верочка вышла замуж за Илью Наточина, и молодая семья, решив жить самостоятельно, переехала из поселка Златополь Киевской области в Константиновку Донецкой области. Произошло это в начале тридцатых годов прошлого века. Ни Илья, ни Вера не были белоручками, поэтому их жизнь постепенно налаживалась. В 1932 году родилась дочка Анна, а через пять лет сын Изя –Изяслав.
Дедушка Изи по отцовской линии Яков был прекрасным специалистом-швейником. Вся его большая и дружная семья (а у него было 12 детей) с раннего детства зарабатывала себе на кусок хлеба шитьем. Илья к юношескому возрасту освоил специальность швейника в полной мере и мог самостоятельно кроить и шить одежду. Этим ремеслом он зарабатывал на жизнь для своей собственной семьи, молодая жена ему помогала. Работал он на Фабрике по пошиву массовой одежды и индпошива, о нем шла слава, как о хорошем закройщике. Тридцатые годы были напряженными, главу семьи часто вызывали на армейские сборы, он получил военную специальность пулеметчика. Не думал Илья Яковлевич, что это ему пригодится. Но тут начались польская и финская компания, и Наточин был призван в армию. Переживал о жене и детях, как они без него?
Изяслав: Прошло много лет, а я помню рассказы отца о финской компании и понимаю, как трудно было остаться живым в нечеловеческих условиях. Недавно прочел в СМИ, что не финны напали на СССР, а СССР на финнов. Стояла необычайно суровая даже для этих мест зима, сугробы доходили до 3 метров высоту, сильнейшие морозы мешали продвижению войск. Солдаты в снегу рыли туннели, таким образом, происходило соединение одних частей с другими. Обмундирование наших войск не выдерживало никакой критики, к войне страна оказалась неподготовленной. Никому не было дела до солдат. Вспоминаю, отец рассказывал, как они мылись. Набивали снегом бочку, а внизу устраивали костер, пользуясь горючим. Бочка нагревалась, снег таял. И прямо на морозном воздухе происходило купание солдат. Но бойцы и этому были рады. Только молодость и отменное здоровье помогли им выжить. В сорок первом отца снова призвали в армию. Отправляясь на фронт, он попросил начальство фабрики взять его семью вместе с сотрудниками в эвакуацию, те пообещали выполнить его просьбу.

2. Эвакуация – это тоже Катастрофа

У разрушенного бомбами вокзала
Примерзали к рельсам эшелоны.
В бывшем клубе печка догорала,
И крутил солдат бывалый ручку граммофона. (Алексей Фатьянов)
В Константиновку война пришла уже в октябре 1941 года. Началась эвакуация. Вера Азальевна с матерью Элькой Залмановной и двумя детьми ждала эвакуации с предприятием мужа. Как она была удивлена, узнав, что все сотрудники уехали. Собрала пожитки, какие смогла унести, и вся семья двинулась к вокзалу. Последним эшелоном Наточиным удалось выехать из Константиновки.
Изяслав: Мне было всего 4 года, поэтому я не все помню. Многое мне рассказывали мама, бабушка и старшая сестра - так я полностью смог понять, сколько пришлось пережить нашей семье во время эвакуации. Дорога оказалась тяжелой, нас постоянно бомбили немецкие бомбардировщики, были попадания, остановки. Поврежденные вагоны отбрасывались, поезд сцепляли, и мы продолжали путь. Кругом взрывы, огонь, убитые и раненые – страшно! Ехали долго и прибыли в Сталинград, который начали бомбить. Беженцы расположились на вокзале, не зная, что будет дальше. В это время я сильно заболел, моя жизнь была в опасности. Нас с мамой отправили в больницу, где мы пролежали несколько дней. Бабушка Элька с Аней остались на вокзале. Когда нас выписали из больницы, нас ждал новый «сюрприз»: бабушку обокрали, и мы остались в том, что на нас было…
Сталинград бомбили все сильнее. Тогда приняли решение эвакуироваться дальше в Северный Казахстан. 25 мая 1942 года, так датирована учетная карточка. Семью Наточиных привезли в поселок Дьячково Приуральского района. Там всех беженцев расселили по домам. Изяслав помнит длинную улицу с домами с одной стороны, а с другой стороны - заросли кустарника, а за ним тоже дома, силосную яму, промышленные постройки, и детсад, куда он ходил. Вера Азальевна устроилась на работу, надо было кормить семью. Однажды дети с мамой отправились к местным знакомым. Дети хозяев ели черный хлеб с маслом, а корочки оставляли на подоконнике. Изяслав их подобрал и с удовольствием съел. Какими вкусными они казались!
Изяслав: В эвакуации нас нашел дедушка – отец папы. В Казахстане было холодно и голодно, многие эвакуацию не смогли пережить, навечно остались лежать в той земле. Нам повезло, мы остались в живых. В 44 году Донбасс был освобожден, и мама приняла решение вернуться на родину.

3. В родных пенатах

Изяслав: Вернувшись, узнали, что нашего дома нет. Но это была родная Константиновка, а дома и… Стен, увы, не было. Пришлось начинать все с нуля, но мы не отчаивались, главное, живы. Сняли половину ветхого домика, и стали ждать отца с фронта. Он вернулся в сентябре 45 года. Сколько радости было! С возвращением отца наша жизнь стала налаживаться. У отца было много заказов, он с головой ушел в работу. Его ценили за работоспособность и умение угодить заказчику. Мама тоже не сидела, сложа руки. Завела хозяйство, откармливала поросят. Устроилась надомницей на швейную фабрику. Она шила брезентовые рукавицу, а я выворачивал их на правую сторону с помощью болванки, мне это занятие нравилось. Только в 59 году отцу удалось выстроить для нас новый дом. Узнали, что не все братья Наточины вернулись с фронта. С некоторыми их детьми поддерживаем отношения.

4. Трагическая судьба Марии Азальевны
У Веры Азальевны была родная сестра Мария, с которой их многое связывало. Судьба Марии сложилась трагически: муж погиб ( о причинах его гибели в доме не говорили), а затем погибла единственная дочка Фаина.
Изяслав: Фаня была моложе меня на год, но по развитию намного старше. Она окончила стекольный техникум и по распределению уехала работать в Рославль, , хотя мой отец предлагал ей помощь в устройстве на завод в Константиновке. Фаня жаждала самостоятельности. Там она стала секретарем комсомольской организации: ее уважали за ум, правдивость, надежность и порядочность. При этом она была необычайно красивой: высокая, стройная, с прекрасными чертами лица. Через несколько лет комсомолка Фаина Рубахина погибла. Ей было 20 лет. Я с тетей был на похоронах. Люди сказали нам:
- Не верьте домыслам, ее бросили под поезд. Ее убили.
До сих пор не знаю, почему мы не заявили в милицию, чтобы найти убийцу. Так тетя осталась одна. Около нашего дома был флигель, папа тетю Марию поселил там.

5. Родина всегда со мной

Изяслав: В школу мама меня привела в 1945 году. Я был маленький, щупленький, сказалось недоедание. Меня не приняли, попросили маму подождать год. Я обрадовался и сказал, что в школу не пойду. Пришлось начать учиться в 8 лет. Канцторваров не было, писали на старых газетах перьевыми ручками, вместо портфелей – дерматиновые сумки. Кормили нас в школе черным хлебом, учительница разрезала его на кусочки и раздавала нам. Учебники выдавали по одному на несколько человек. Чернильницы –непроливашки носили в специальных мешочках.
Я не прерываю связи с Константиновкой. Люблю своих друзей. Расскажу об уникальном моем однокласснике. Костя – сын школьных учителей, был настолько способен и умен, что учитель физики, объясняя тему на уроке, не стесняясь, спрашивал у ученика:
- Костя, все верно?
Парень настолько хорошо разбирался в физике, что все приборы в кабинете были сделаны его руками. С учителем они стали друзьями, у них было много общего. Костя был необычайно талантлив в этой области. Даже будильник в доме был сделан им самим, это был шедевр, потому что его конструкция была проста и в тоже время оригинальна. Медаль Косте дали серебряную, хотя он заслужил золотую. Отомстили из-за матери, которая перед этим, как работник ГОРОНО инспектировала школу и нашла много недостатков. Теперь он в Харькове, крупный ученый-физик. После окончания института его заприметил директор института низких температур и пригласил к себе на работу. Вскоре Косте дали двухкомнатную квартиру. Скольким людям помог он защититься! А сам не спешил это сделать.
- У меня нет времени, ты же видишь, сколько молодых ученых ко мне ходит, всем надо уделить время, - сказал мне Костя.
- Зачем они ходят к тебе? – спрашиваю.
- Помогаю им решать вопросы. Научные. Ведь и самому интересно.
Вот такой человек Константин Львович Дудко. Однажды, в те далекие времена, институту выделили электронный микроскоп, который доверили Косте. Он занимался исследованием с огромным увлечением и сделал серьезное открытие. Сразу нашлись соавторы, начиная от директора . Дудко стал лауреатом Государственной премии, но остался таким же простым и доброжелательным. А защититься он все-таки к тому времени успел.
В Константиновке живет мой школьный друг, бывший офицер, Игорь Коробков. Моя дочь Галя дружит с его дочкой. Такая смена поколений.
Наше детство было опалено войной, но многие из нас выстояли. Получили высшее образование, хорошие специальности, создали семьи…
Только никогда не забудем, что в нашей детской жизни была жестокая война, которая оставила след в наших сердцах. Многие из нас потеряли близких и родных, в каждой семье - свое горе, которое никогда не забудется. Поэтому, надо помнить об этом и рассказывать детям и внукам, чтобы не повторилось!
Категория: Маркушина проза | Добавил: unona (28 Апр 2014)
Просмотров: 247
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Категории
Мини-чат
Гости

-->

Поиск
Фото дня
Кнопочкм


Наши сегодняшние гости