Главная » Статьи » Зинаида Маркина представляет » Маркушина проза

Хочу эту женщину!
Хочу эту женщину!

Ганс Гартнер по отцу был чистокровным немцем, а по матери…даже говорить не хочется. Тут немецкая кровь смешалась с восточной, арабской и турецкой, хотя в европейской внешности Ганса, да и в его характере восточной была лишь хлебосольность. Он обожал гостей.
Угощал своим любимым немецким пивом и вел интересные и умные разговоры, так как был достаточно начитан и образован.
Он рано ушел из родительского дома и строил свою жизнь сам. О родителях вспоминать не любил, но близкие друзья знали, что в их доме произошла трагедия, о которой не было ничего известно даже им. Но в остальном Ганс был искренен и необычайно доверчив. Эти качества часто мешали ему, он ошибался и падал, затем поднимался и радостно жил дальше. Грустить не любил.

По образованию Ганс был педагогом. Уже с 14 лет он влюблялся, а в 20 женился на своей сокурснице Хильде. Она была веселая и озорная, что и привлекло Ганса.
Прожив с ней 15 лет и нажив сына и дочь, Ганс понял, что они с женой совсем разные люди.
Ганс страдал и решил уехать в Канаду и покорить эту страну. Звал сначала жену, но она отказалась покорять новые вершины. Сказала, что и в Германии ей живется отлично.

- Хильда, прости, нам надо расстаться. У нас с тобой разные взгляды на жизнь.
- Я долго думаю об этом. Я давно тебе не верна, но боялась сказать. Дочку я оставлю себе, а сына забирай с собой, я не умею воспитывать мальчиков.
- Хорошо, Курт поедет со мной.

Несмотря на то, что английский язык он знал, пришлось нелегко. Но он выстоял. Окончил курсы, получил денежную работу, купил в рассрочку не новый, но хороший двухэтажный домик.
Жизнь, казалось, налаживалась.
Только женщин в его жизни не было.
Анна приехала с Украины подзаработать и, если повезет, найти мужа. Она работала водителем огромной фуры, в ней и жила. Однажды судьба забросила Анну в дом гостеприимного Ганса. Высокая и статная, женщина ему сразу понравилась. Даже показалось, что Анна не равнодушна к нему. И они сошлись, не расписываясь (у Ганса всё еще была регистрация брака с Хильдой).
Анна стала настоящей хозяйкой в доме. На огороде высадила овощи, посадила яблони, груши, малину, смородину. Привела в порядок двор, даже маленькое озерцо сделала. Ганс был доволен женщиной. В выходные они пили вдвоем пиво и были счастливы. Анна привела в дом двух крупных собак. Сказала, что ей подарили их знакомые еще щенками.
- Вот, Ганс, вожу с собой. Люблю их, как деток своих. Ты не против, если они будут жить тут. Охранять дом смогут.
- Нет, не буду возражать. Какие славные псинки! Пусть живут с нами.
При всей большой любви к собакам, Анна полностью переложила заботу у них на Ганса, тот не возражал. Даже доволен был.
Но счастье продолжалось не слишком долго. Он заметил, что его любимая неравнодушна к водке. А напивалась она до бесчувствия, а потом болела с похмелья.

- Мне надоело ухаживать за твоим болванистым сыном, пусть уходит от нас и снимает жилье. Не работает, не учится, я кормить его не собираюсь, - кричала Анна, приукрашая свою речь площадной бранью.
- Анна, ему только исполнилось 17, устроится через годик, обязательно.
- Идиот! Отдай его мамаше, пусть с этим ублюдком возится сама, я ему не мама. Скоро у нас будет свой малыш. Ганс, я беременна!
- Отлично, вот тогда и ты поймешь, как быть матерью. Беременным нельзя пить, чтобы малыш родился здоровым. А пока…мой сын должен жить со мной. И попробуй только что-то сказать, я с тобой попрощаюсь.
- Молчу, - пробормотала Анна.
Ганс не был конфликтным человеком. Скорее, прятался и убегал от них.

Отношения сожителей портились. Одна из собак ушла в мир иной. Анна, схватив второго пса, ушла, не попрощавшись. Друзья Ганса уверяли его, что ему повезло. В последнее время Анна пила по-черному, матюгалась и ничего в доме не делала. Пропадал урожай, его никто не хотел снимать, а Ганс…ему это всё было не нужно.
Беременность Анна закончилась выкидышем. Стать родителями нового ребенка им было не суждено.

Курт достиг 18-летия, съехал от отца, нашел работу, приходил в выходные.

Платить за дом одному было тяжело, решил Ганс найти квартирантов. И желающие пришли сразу. Мать и две дочери с мужьями. Из аборигенов – индейцы. Очень похожие друг на друга. Крепкие женщины с узкими раскосыми глазами, широконосые и толстогубые.
Имена у них были национальные, но они называли себя европейскими именами: мама Элизабет, дочери Джейн и Керри.
Сначала Ганс радовался: его дом и участок они мгновенно привели в порядок. Элизабет должна была уехать, но однажды…

- Ганс, я хочу тебя, - сказала Элизабет и беспардонно полезла к нему в постель.

Мужчина удивился, женщина была старше его минимум лет на пятнадцать, но…он давно не знал женской ласки и уступил. Они стали жить, как муж и жена.
Элизабет чувствовала в его доме себя полной хозяйкой. Ее дочки за квартиру платили гроши, а она сама жила на полном довольствии у Ганса. Она была многократно замужем и имела шестерку дочерей и сына от разных мужей.
Сколько было у нее внуков, она точно не знала. У дочерей тоже было полно мужей и детей, видимо, такая у них ментальность. По вечерам в выходные Ганс пил свое любимое пиво уже не один, а с сожительницей. Им было хорошо вдвоем, но всю картину счастливой жизни портили взрослые дочери, которые постоянно громко скандалили с мужьями. А Керри всегда была пьяна. Несколько раз падала с деревянной лестницы, но не расшибалась. Крепкая!

Муж, симпатичный молодой канадец(ему было не больше 30), ловил неоднократно свою 43 летнюю жену-сожительницу с другими мужчинами прямо в постели. Не выдержал измен и ушел.
Устав от криков Джейн и ее мужа-сожителя, Ганс вынужден был расстаться с ними.
Остались в доме втроем: Ганс, Элизабет и пьющая Керри, внешность которой, удивительно, но не испортил алкоголь. Она выглядела лет на 10 моложе своего возраста.

Но счастье их продолжалось не очень долго. Элизабет надоело возиться с хозяйством. Она порой уезжала на родину, а потом приезжала, довольная и счастливая. Говорила, что ездит к сыну.
Керри в эти моменты, как умела, заботилась о Гансе. А однажды она пришла к нему в спальню сравнительно трезвая и сказала:

- Ганс, зачем тебе моя мать? Она – пожилая женщина, а я на семь лет моложе тебя. Нам обоим нужен хороший секс, давай попробуем сделать нашу жизнь прекрасной.
- А что я скажу Элизабет?
- Скажешь, что тебе хорошо со мной. Подвинься.

Всю ночь им было не до сна. Ганс с непривычки очень устал, хотел спать, но неугомонная Керри владела им полностью.
- Какая ты! – промолвил он.
- Какая?
- Сексапильная, шикарная, я никогда не думал. Если бы ты еще не выпивала.
- Я не буду, подлечусь, вот увидишь, за руль сяду, права водительские мне полицейские вернут…Я отлично езжу, с 17 лет вожу авто.

Характер Керри был хороший и уступчивый, к тому же она много младше его. Задумался. Но как не обидеть Элизабет? Он давно был сердит на нее, ему приходится полностью содержать не только названную жену, но и ее многочисленных приезжавших детей и внуков, здоровых и сильных, которые не работали.

И вдруг… беда. У него обнаружили рак желудка. Срочная операция, а он один. Элизабет снова у себя на родине, даже Керри уехала к одному из бывших. Послеоперационное время Ганс провёл в одиночестве. Звонил Элизабет, но та сказала, что сейчас приехать не сможет, там дел полно.

- Приедет, я все ей выскажу, и расстанемся. Не люблю я ее, - думал Ганс.

Но вместо Элизабет приехала Керри, узнавшая от матери о его болезни. Она ласкала его, говорила о любви. И он решился спросить:

- Керри, почему ты не работаешь, ты же молодая, - как-то спросил Ганс.
- У меня десять лет назад была онкология, пожизненное право не работать. Я в ремиссии. Мне платят по инвалидности, ты же знаешь, что я – единственная, кто платил за аренду комнаты. Я – порядочный человек.
- Керри, ты будешь жить со мной, не будешь ни за что платить, я люблю тебя.

Элизабет приехала через пару дней и начала ругаться с Керри.

- Ганс, выбирай: она или я?
- Она, я люблю её.
- Сучка, ты отобрала у меня мужчину, - кричала Элизабет на дочь, - Он мой, мой, поняла, гадюка? Скажи, Ганс, что тебе нужна я.
- Мне нужна Керри, - безжалостно парировал Ганс.
- Катитесь оба, ну и дочка у меня… Я уеду, навсегда, но ты, Ганс, пожалеешь, еще как!

Назавтра оскорбленная женщина уехала, сказав, что будет работать в гостинице менеджером. Но нового менеджера в гостинице не дождались. Она уехала к одному из своих бывших так называемых мужей.

Керри и Ганс смеялись. Они, наконец, остались одни, никто им не мешал. Только Керри частенько находилась в подпитии да еще пила таблетки от депрессии.
Иногда к Гансу заходил друг, с которым он делился всеми своими проблемами.

- Понимаешь, Артур, Керри постоянно хочет секса, она не работает, а я работаю и тяжело.

Артур улыбнулся, об этом же не раз говорила ему Керри.

- Понимаешь, Ганс, - сказал он, - тут тебе никто не может помочь. Разбирайся со своей женщиной сам. Кстати, мне часто звонит Элизабет, спрашивает, как у вас с Керри отношения, не позовешь ли ты ее обратно?
- Скажи, что все о-кей. У Керри спокойный характер, если бы не выпивка и таблетки…Она согласилась пройти курс лечения, завтра я увезу ее на неделю в клинику.
- Это хорошо, Ганс, есть надежда на выздоровление.

Выздоровление длилось всего пять дней, потом снова началось то же самое, правда, только алкоголь, а таблеток уже не было. Ганс смирился, потому что привык к этой необузданной женщине. Пусть выпивает, но не скандалит, не напивается до белой горячки.
Однажды он пришел с работы и зашел в спальню, чтобы переодеться. Его возлюбленная занималась сексом с совершенно незнакомым мужчиной, оба были, в чем мама родила.
На вошедшего не обратили внимания и продолжали свое дело. Ганс закашлялся от удивления и волнения.
Мужчина опомнился первым, выскочил из постели, собрал свои шмотки и удрал. Обнаженная Керри дико хохотала, она была пьяна.
Ганс не умел скандалить, он сказал:
- Оденься, собери вещи, и чтобы тебя здесь к ночи не было.
- Я не успею собраться.
- Хорошо, уйдешь завтра с утра.
Женщина пыталась залезть к Гансу в постель, но он был непреклонен.
Назавтра Керри уехала.
- Теперь это навсегда, - сказал Ганс Артуру.
- Не думаю, - ответил тот.
Две недели Ганс жил в одиночестве, но неожиданно на пороге его дома появилась нарядная и смеющаяся Керри.

- Я все поняла, милый, я больше никогда тебе не изменю. Люблю тебя.

Она потянула его в постель, перемирие состоялась. Керри осталась верна себе, выпивала, но пока в меру.
Артур зашел к Гансу поболтать и попить пива.
- Ты снова ее принял?
- Да.
- Ты что, ненормальный?
- Никто меня не поймет. Я хочу эту женщину! Хочу! Это моя жизнь, я строю ее, как умею.
Из комнаты вышла полупьяная Керри:
- Артур, привет, как дела? А у нас с Гансом полный альянс. Любовь. Правда, мой дорогой?
Категория: Маркушина проза | Добавил: unona (13 Янв 2016)
Просмотров: 118
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Категории
Мини-чат
Гости

-->

Поиск
Фото дня
Кнопочкм


Наши сегодняшние гости