Главная » Статьи » Странички творчества » harrilomber

СЛУЧАЙНЫЕ СВЯЗИ
Я, ГАРРИ ЛОМБЭР, И МОИ "СЛУЧАЙНЫЕ СВЯЗИ"
ПРИГЛАШЕНИЕ К ОТКРОВЕНИЮ

Именно, к откровению. А без откровения интим лишён всякого смысла. И нет исключений из этого правила!
Мои новеллы – это не призыв к вседозволенности и неразборчивости (хотя границы каждый устанавливает для себя сам). Но мы проживаем жизнь! А жизнь, как известно, - это «стечениеобстоятельств и случайностей».
Его Величество СЛУЧАЙ! Как часто мы оказываемся в его власти, и, более того, надеемся на «волю случая». И только потом, после всего, что случилось, мы в
состоянии оценить: во благо или во вред.
Вы можете возразить мне: а как же мечты, планы, расчёт, стремление к цели? И будете, безусловно, правы – всё это необходимо и жить без этого невозможно. Но!!! Как известно: "человек предполагает, а Бог располагает ».
Я думаю, что часто именно «СЛУЧАЙ» помогает нам приобретать знания и опыт, особенно сексуальный, развивает нашу чувственную сферу. А, может быть, потому и прекрасна сама ЖИЗНЬ, что всё в ней для каждого своё, уникальное, и всё по воле «случая».
И ещё: героиня новеллы «Старая дева» по имени Люся, спрашивает:
«… Ты скажи, автор мой,
Всё, что я прочитала…
Это… было с тобой?..»
Полагаю, что подобный вопрос может возникнуть и у моих уважаемых читателей. Так вот: и в «Старой деве», и сейчас я предпочитаю оставить вопрос без ответа, дабы не навязывать Вам своё видение всего, о чём Вы узнаете из моих новелл.

ВВЕДЕНИЕ В МИР СТИХОТВОРНО-ЭРОТИЧЕСКИХ НОВЕЛЛ "СЛУЧАЙНЫЕ СВЯЗИ"

«Случайные связи» - интимная серия:
Без тени притворства – момент откровенья.
Вынашивал эту идею давно…
Представьте, что вы подглядели в окно.

Подглядывать плохо! Но вы – с разрешенья.
Пусть вас, ради Б-га, не мучат сомненья:
Я тайны свои приоткрою чуть-чуть,
Без тени стыда, не жалея ничуть.

Я всё изменил здесь: и имя, и место…
Оставил лишь факт – описал его честно.
Бывало, и скажет читатель солидный:
- «Что пишешь ты? Секс?
Безыдейно! Противно!»

В нас это от Бога! Что значит «противно»?
Поспешные выводы так примитивны…
А я знаю точно: СЕКС – часть нашей жизни!
Не стоит хулить и смотреть с укоризной.

Я не исключенье на случаи эти…
Мужчина любой пусть мне честно ответит?!
Да разве греховны одни лишь мужчины?
А женщинам каяться нету причины?..

Но я, чёрт возьми, не ищу покаянья:
Что было – то было! Оставим кривлянья.
Тут важно другое: зачем лицемерить?
Кто тянет язык твой? Кто хочет проверить –
Ты свят или грешен? Ты раз?.. или много?..
Мы, каждый, проходим своею дорогой.

В эмоциях секса – огромная сила:
Глаза чуть прикрыл,.. и уже захватила!
Ты чувствуешь! Страсть наполняет до края!
А, значит, живёшь!!! Время зря не сжигая.

Стоишь перед дверью. Ты хочешь войти?
Ну, а если войти, значит, что-то найти?
Подумай, почувствуй, пойми, рассуди,..
Случайности эти со мною пройди.

Входи! Не стесняйся! В стесненьи нет прока!..
А, вдруг, тебе станет хорошим уроком
Неведомый случай?..
Давай же, входи!
Нас много случайностей ждёт впереди…

"ТРИ МОНАШКИ"

Был возраст прекрасный! Какие преграды!..
Семнадцать. Студент. Первый курс. Дома рады…
Но вместо учёбы, на полном серьёзе,
Студенты трудились в подшефном колхозе.

Наш ВУЗ – музыкальный. А, значит, картофель
Важнее для нас!.. В общем, истинный «профиль».
Но мы веселились – плевать на дожди!
Пусть грязь по-колено – ты лучшего жди!

Отряд наш работал по гиблым местам:
Колхозник не хочет? Студент уже там.
Пахал коллектив чисто творческий наш
С мечтою одной: поскорей бы шабаш.

В барак душный грязный идти неохота,
(А завтра на этом же поле работа),
Частенько мы ночи в скирдах коротали:
Хохмили, трепались, хотя и устали.

Однажды работал я в женской бригаде –
Один среди местных. А точности ради:
Шестнадцать упитанных баб деревенских.
В них всё по-мужски!.. только груди по-женски.

Уже вечерело. Пришёл грузовик,
И в кузов попрыгали бабоньки вмиг.
Но трое остались:
- Студентик! Ты как?
В деревню поедешь? Иль в скирду, на шпак?

- В скирду. – я ответил, подумав: быть может
Ребята с девчонками явятся позже…
- Пошли: поедим, да на отдых… Устал?
- Устал. - И за бабами я зашагал.

У озера поле дорогой кончалось.
И рядом скирда, словно дом возвышалась.
Просторно внутри – видно строил знаток…
А бабы уже развели костерок.

Подвесили ловко казанчик картошки,
Котомки достали, и кружки, и ложки,
Бутыль самогона, колбасы и сало…
Увидел – под ложечкой аж засосало!

А бабы, тем временем, в озеро влезли –
Чистюли! Опять же, здоровью полезней…
Но, всё же, не лето. Вот, старые клячи!,
Визжали пронзительно: холод – собачий!

Вернулись румяные, запах опрятный…
И мне:
- Искупнись! Так свежо и приятно…
- Да, да!.. С удовольствием! – С мылом помылся,
Замёрз, зато свежий назад возвратился.

На, выпей, парнишка! Напиток – «слеза»!
Согреешься – хватит тебе «за-глаза».
Мы люди простые: налито – так пей!
Негоже ломаться, ну, быстро, не грей!

Не пил самогона я в жизни ни разу.
Сглотнул полстакана… - вот это зараза! –
Ни вдоха, ни выдоха!.. Боже, спаси!..
А бабы хохочут: - Скорей закуси!..

Схватил я тогда, что под руку попало:
И сало… и хлеба… ещё… всё мне мало –
Горит и во рту, и внутри полыхает,
Готов уже вспыхнуть – искры не хватает.

Хлебнул я воды – полегчало, погасло.
Подсунули бабы картошечку с маслом,
Щепоточка соли, куснул – Боже, мой!
Я в жизни не кушал картошки такой!

А бабы, меж тем, разговор завели:
Кто,.. с кем,.. кто,.. кого,.. а потом прилегли..
Но я опьянел: всё плывёт и двоится,
Я мир ощущаю, как будто он снится.

И слышу сквозь сон: - Мужичок наш «того»…
Ну, что, размагнитимся? Двигай его!
Зинка, на шухер! Смотри, тётя, «в-оба»!
Настя, давай! Ну-ка, парень, попробуй!

Тяжёлую грудь Настя быстро достала,
Мне сунула в рот: - Ну-к, потешь меня, малый!..
Но грудь, вроде, меньше. Её же - как вымя!
Однако, упругая, белая, сильная!..

Сосок, словно сливу, зубами я взял,
Чуть-чуть прикусил – этим Настю пронял:
Она, как девчонка, вся затрепетала,
Рубашку мою в лоскутки изорвала,

Прильнула, заохала, трётся и трётся,
И сиську другую схватила – трясётся…
Мне в рот и другую – да как же вместить?..
Грудями меня продолжает месить.

А третья, Лариса, - уже нагишом.
Штаны расстегнула мои, а потом
Стащила с трусами и член ухватила –
Зубами, губами – сосёт что есть силы.

Я Настины груди пытаюсь отбросить…
Она не насильно – всё просит, и просит…
Одну мою руку меж ляжек зажала,
И палец суёт мой в себя, словно жало…

- Скорее… сожми… ну, поглубже… сильнее…
- Да мне неудобно – рука так немеет.
- Ну, как?.. Ну, скажи, я ж как лучше хочу…
Не знаю как лучше – я просто молчу.

С подружкой мы что-то однажды пытались
В постели творить – ох, как оба старались!..
Подружка боялась, стеснялась, закрылась…
И я был скромняга… Ну, не получилось.

Лариса мой член отпустила на время:
- Слышь, Настя, крутись-ка немного быстрее!
Ну-к, стань на колени и руки, прогнись, -
И мне:
- Дай кулак свой и на бок ложись.

Я выполнил. Вижу, крутнувшись налево,
Внушительный зад и огромное чрево!..
То вид был прекрасный и… страшный! Но диво:
Меня не пугал он. Меня заводил он!

Лариса уселась Настасье на плечи
Спиной к голове… (- Ой, Лариска, полегче!)
Раздвинув ей ноги, нагнулась пониже,
Скомандовав мне:
- Ну-ка, парень, поближе!

Моею рукой – да по влажным «губам»…
Кругами… рывок… Ой, рука уже ТАМ!..
Настасья рванулась и в крике забилась…
Задвигалась, ниже ещё опустилась…

Лариса рукою моей словно членом,
Подругу качает!.. Я встал на колено,
Ларису за грудь ухватил посильнее –
Она тоже стонет, как будто пьянея…

Тут Зинка разделась, оставив свой пост,
Ко мне подошла, поднялась во весь рост,
Присела чуть-чуть, мой затылок схватила,
И чрево на рот мне, смеясь, положила.
Её осторожно куснул – Зинка в раж! –
Пружинит и прыгает… Боже, мираж:
Вся тройка в работе, а член отдыхает!..
Подумал я: ладно, ещё пострадает.

А Настя – машина! А Настя – насос!
Уже матерится – качает взасос!
Как влажно… и «чмоканьем» полнится дом…
Она ускоряет, всё глубже, притом…

Лариса и Зинку под ляжки целует,
И пальчиком клитор у Насти волнует,
Вовсю извивается, трётся о спину…
Вот это так оргия! Это так сила!

Тут Настя заржала как лошадь – кончает…
На руку садится, мне руку ломает…
Внутри её пальцы разжал я – ну, вот:
И Настя в бессильи легла на живот.

Лариса вскочила:
- Эй, Зинка, постой!
Чего присосалась? Тебе, что-ль, одной?
А Зинка:
- Пошла ты!.. Вам с Настей так «сливки»!
А мне что останется с вашей «заливки»?

За волосы Зинку Лариса схватила,
Швырнула ко входу. Та быстро вскочила,
Лариске влепила в живот головой…
- Щас, падла, получишь! Ну, курва, постой!..
Лариса упала на спину, чуть охнув…
А Зинка всё лупит, как будто оглохнув:
По морде, по сиськам, по письке коленом…
Лариса лишь стонет – лежит как полено.

Настасья с улыбкой на это взирает:
- Не лезь, разберутся! У нас так бывает…
Эй, Зинка, кончай! Ты совсем одурела!
Вяжи! Не погань ты подругино тело!

Зинка оставила жертву в покое:
- Смотри же, паскуда, тебе я устрою!..
Подсела ко мне, начала целоваться,
И ручку под яйца, и с членом играться…

Она осторожно меня повалила,
Потёршись о член, прошептала:
- Мой милый!
Я очень с тобой поиметься хочу,
Но только сейчас кой-чему поучу.

Она поднялась, отползла до Лариски,
Сложила и сжала Ларискины сиськи.
Та дёрнулась, ноги раскрыла покорно –
На рот её Зинка уселась проворно.

- Лариска, ты слышишь, поддай-ка мне страсти!
Да только без шуток! Поглядывай, Настя!
Иди-ка малыш, трахни тётю вполсилы,
Пускай тётя кушает то, что просила.

Ларискины ноги она подняла,
В подмышках зажала, и знак нам дала,
Мол, тихо! Ни слова! Из сумки с едой
Огурчик достала большой молодой.

- Лариска, не спи! Ну, смелее, подруга!
А мы тебя трахнем сейчас с нашим другом…
Давай, паренёк, начинаем, не бойся!
Лариска, расслабься и больше откройся…

Огурчик в Ларискино чрево впустила,
Та задом вильнула, как будто простила…
Достала огурчик и… медленно к попе…
Прошлась,.. задержалась,.. глядит,.. не торопит,..

Прицелилась,.. быстро огурчик всадила!
Лариса рванулась и заголосила:
- Ой, больно!.. не надо!.. пацан!.. ну, не лезь!..
Я морду набью! Я собью тебе спесь!..

Я шмыгнул ко входу. А Зинка смеётся:
- Пусть Ларка попробует – перевернётся!
Зажала её – как замком перекрыла,
И тыкает в задницу ей что есть силы.

- Вот так-то, подруга, получишь урок!
А то , сколько дружим – тебе невдомёк,
Что мы тоже люди! – Себе всё, себе!
Не хрен, а огурчик гуляет в тебе!

И сзади Лариске по морде влепила.
Затёкшие ноги её опустила…
Лариска рыдает, пытается сесть…
Обижена. Видно, поругана честь.

А Зинка:
- Эй, парень, давай, подойди!
Возьми в рот, Лариска, возьми, не зуди!..
Лариска взяла. Зинка:
- Парень, вперёд!
Закончились счёты! Как Ларка сосёт?

А Ларка, чёрт-баба, меня обхватила,
И так вот, и этак, и зубки вонзила…
На ногу мне села, на палец большой –
Я двинул им – Ларка – с двойною душой!..

Меня Зинка сзади целует, ласкает,
Руками, грудями, лобком поджимает…
- Лариска, стань раком, да кончи скорей…
Я изнемогаю! Вставай! Ну, быстрей!

Лариса опёрлась о Настины плечи,
Слегка поприсела, чтоб мне было легче…
А Зинка споднизу… и член мой упругий
Ввела мягко в чрево любимой подруги.

Лариса качнулась навстречу упруго,
Заёрзала сладко… и задница кругом…
Я робко огромные бёдра погладил,
Нагнулся, сосочки меж пальцев приладил…
Лариса всё глубже, она всё быстрее,
И я ощущаю всё это острее…
Она тихо «ойкнула», дёрнулась, сбилась… -
Я понял: партнёрша моя «облегчилась».

Член вынул. И Зинка обтёрла, подула,
Лизнула, куснула, чуть-чуть сосанула,
И, лёжа на спинке, как трахались боги,
Всадила меня в распростёртые ноги.

Ногами за спину меня обхватила,
И пятками с жаром толкала, вводила…
Стонала, плясала, меня целовала,
И грудь свою дивную в рот мне совала…

Я в эти минуты любил её страстно!..
О! Как это сладко! Но… всё же, ужасно!..
Меня поглощала как хищница – жадно,
И нежно, безудержно и аккуратно…

Колени к груди подтянула упруго –
Я сунул поглубже весёлого друга…
Вот это блаженство! Вот это напор!
Качаю я Зинку свою как мотор!

А Зинка… За голову руки закинув,
Была далеко, нас давно уж покинув…
Была так красива, бела и сильна!..
И в страсти кружилась, взвивалась она!..

Вдруг слышу:
- Ой, мама!.. Ой, мамочка!... мама!..
Кончаю!.. сильнее!.. ударь меня!.. мама…
За груди её ухватился я прочно,
И дёрнул навстречу её – ох, как сочно!

- Ой, мамочка! миленький! родненький! ну же!..
Забилась… Её обхватил я потуже…
И сам испугался: как тут удержаться –
Я начал рывками в неё изливаться!..

Не помню в конце я… Но очень приятно!!!
А Зинка меня обняла аккуратно,
Целуя, сказала:
- Да ты огонёк!
Ну, как, получил ты хороший урок?

Я также молчал. Может, мне было стыдно,
А, может быть , просто неловко, обидно,
Что трахнули бабы меня в «три монашки»,
А я даже слово не молвил, дурашка.

Мы вышли наружу, в ночную прохладу,
Раздули костёр, да покушали ладом.
И выпили бабы, но я отказался –
Вдруг начнётся опять!? Хватит, раз нализался!

А бабы подпили, а бабы подъели,
«Рябинушку» тихо и слаженно спели…
Тут Настя сказала:
- Ну, как «ТАМ», подруги?
Удержатся «шмоньки» на будущем круге?

И молвила Зинка любимым подругам: -
Не будет вам с ним ни единого круга!
Он мой! Мой - и только!.. Одёрните юбки,
Глаза отверните, и «шмоньки», и губки!

Ты, парень, не дрейфь! Я тебя не неволю.
Захочешь? Облегчим вдвоём бабью долю.
Придёшь – буду рада, а нет – не взыщу,
Но, если придёшь, я всему научу! –
Такое узнаешь, что даже не снилось!..
Теперь – быстро спать! Хватит, повеселились!

В молчании бабы остатки убрали,
В скирде улеглись,.. меня Зинке отдали.
Как в мамкину грудь ей уткнулся – лежу…
Уснул…
А дальше что было?
Ещё расскажу…
-----------------
Категория: harrilomber | Добавил: harrilomber (07 Авг 2011)
Просмотров: 863
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Категории
Мини-чат
Гости

-->

Поиск
Кнопочкм


Наши сегодняшние гости